Наталья Мальцева

Наталья, вашему отцу в клинике «Новый взгляд» недавно сделали операцию по замене хрусталика. Как он себя чувствует? Как видит?

Папа стал видеть так хорошо, что решил прооперировать и второй глаз! С энтузиазмом пошел на операцию и очень доволен. Эффект был заметен сразу. Он стал четко видеть, нет ни замутнения, ни задвоения.

А если абстрагироваться от катаракты, как вы считаете, очки — это аксессуар, или в ближайшем будущем мода на очки отойдет благодаря современным рефракционным технологиям? Вот например, недавно в Клинике был Ваш коллега, Антон Волошко, ведущий с НТВ, он сказал, что продюсеры ему не разрешают появляться в кадре без очков из-за устоявшегося телевизионного образа.

У меня хорошее зрения, но я не смогла бы носить очки, я даже не люблю долго носить солнцезащитные. Да, сами по себе очки — это часть имиджа, модный аксессуар. Но мне кажется, что эта тенденция все-таки довольно быстро отходит в прошлое.

Как вы выбрали именно эту клинику, «Новый взгляд»?

Через знакомых, конечно. В «Новом взгляде» прооперировалось уже много моих друзей, да и Александра Аркадьевича Элиасберга я знаю лично.

Ваша профессия — ведущая программы о красивых интерьерах — наверняка постоянно сталкивает вас с дилеммой: что предпочесть красоту или удобство? Как эту проблему решаете лично вы?

Если пространство распланировано неудобно, без учета ваших потребностей, то никакая красота вас не удовлетворит. Однако если это «удобно», но сделано без изюминки, то вам в таком интерьере тоже будет грустно. На этом построен мир — нельзя так однозначно сказать, что важнее, форма или содержание. Это вещи, которые невозможно разделить, все взаимосвязано.

Те, кто становятся героями наших передач, так же ждут от нас и того и другого, они рассчитывают, что мы как профессионалы сделаем и «красиво» и «удобно». Это, кстати, как со зрением — без очков ведь и красивее и удобнее, не так ли?

Как вы считаете, изменился ли менталитет тех, с кем вы работаете — и «заказчиков» и «исполнителей»? Можно ли проследить какие-то тенденции в пожеланиях к дизайну квартир, к их обустройству?

Наша цель — показывать в программе красивое и интересное. Еще некоторое время назад работать с российскими интерьерами было невозможно. Но сейчас стали появляться отечественные интерьеры, которые мы с удовольствием берем в свою программу. Но мы начинали снимать нашу программу уже 11 лет назад, а ситуация стала меняться только примерно 4 года назад.

Появилось новое поколение людей с хорошим вкусом, разбирающихся в дизайне, ценящих антикварные вещи не за их цену, а за их историю. И что еще очень важно — теперь они умеют выстраивать отношения с дизайнерами.

Что касается преобладания каких-то стилистических закономерностей — то это в основном классика.

Бывает ли так, что интерьеры, которые вы делаете для героев программ, им не нравятся, как они реагируют в этом случае?

Да, бывает. Все эмоции вы видите в передаче, живьем. Мы не вырезаем такие моменты, наоборот, стараемся их «вытянуть», никогда не снимая вторые дубли.

Часто потом мы делаем репортажи «по следам» наших передач — приезжаем к героям через несколько месяцев и снимаем как они живут в этом новом интерьере. Это бывает очень интересно, особенно в тех редких случаях, когда им не поравился результат. Бывает, кто-то переделывает непонравившееся оформление, а бывает, что по прошествии времени вкусы меняются и люди с удовольствием живут в том дизайне, который мы им предложили.

Вообще, дизайнерам надо доверять. Это раньше, лет десять назад к ним относились как к обслуживающему персоналу. Теперь люди стали понимать, что дизайнер — это не тот, кто подбирает вам плитку под цвет обоев, а человек, который пытается понять вас и ваши желания и надежды, о которых вы, возможно, сами не представляете. Хороший дизайнер в чем-то психолог, его задача услышать клиента и правильно его понять.

Март 2012 года

Позвонить
Записаться на прием
Спецпредложения
Построить маршрут